alexvert (alexvert) wrote in kraeveds_spb,
alexvert
alexvert
kraeveds_spb

У истоков Ландскроны

Вышла очередная моя статья в газете "Санкт-Петербургские Ведомости" (выпуск № 083 от 12.05.2009). Про Германию, но с краеведческим ароматом...

У истоков Ландскроны

В канун майских праздников в Екатеринбурге прошла конференция «Россия и Азия в условиях глобальной экономической нестабильности», на которой особое внимание уделили агломерационному развитию крупнейших промышленных центров нашей страны (агломерация, согласно словарю, – это компактное скопление населенных пунктов). О необходимости перехода к агломерационному мышлению в градостроительстве говорил в интервью нашей газете (см. номер за 30 апреля 2009 г.) и Владимир Щитинский, директор петербургского Института урбанистики (бывш. «Ленгипрогор»). Тем не менее в России до сих пор торжествует концепция гиперцентрализма по принципу «за КАД жизни нет». К чему это приводит, мы видимна каждом шагу: завышенные цены на жилье, уплотнительная застройка, пробки на дорогах, загазованность и пр.

Трамвай в соседний город

В Старом Свете есть три крупнейших городских агломерации: лондонская, парижская и рурская (Германия). Автор этих строк недавно побывал в Париже, и вот теперь журналистские дороги привели его в Рур – агломерацию Дюссельдорфа, Кельна, Дортмунда, Дуйсбурга, Эссена и нескольких более мелких городов федеральной земли Северный Рейн – Вестфалия. Путешествие удалось предпринять благодаря открытию прямого рейса Петербург – Дюссельдорф авиакомпании Lufthansa.

Дюссельдорф – интересный город. Его население составляет лишь 671 тыс. человек – притом что во всей агломерации живут 18 млн. Ровно столько же пассажиров ежегодно отправляет и принимает третий по величине аэропорт в Германии – Дюссельдорф. К слову, крупнейшая в России воздушная гавань «Домодедово» пропустила в 2008 г. 20 млн чел. Пассажиропоток аэропорта «Пулково» в том же году составил 7 млн чел.

Агломерационный подход в развитии городов выражается в первую очередь в развитии общественного транспорта. Да-да, в стране, где автомобиль в каждой семье был еще в те времена, когда в СССР роскошью считался «Москвич-412». Для удобства передвижения жителей между городами рурской агломерации существует целый транспортный ассортимент: автобусы, трамваи (некоторые маршруты захватывают и соседние города), метро (U-bahn), пригородные электрички с частыми остановками (S-bahn), региональные поезда с двухэтажными вагонами (у нас такие ходили бы из Волхова в Выборг через Петербург) и «цуги» (аналоги нашим скоростным электропоездам повышенной комфортности). В роли «цугов» в Германии повсеместно задействованы уже знакомые петербуржцам «Сапсаны» (вернее, их немецкие собратья). Железнодорожный вокзал Дюссельдорфа обслуживает более тысячи поездов ежедневно.

Интересно, что городской метрополитен в Дюссельдорфе – это, по сути, тот же трамвай, убранный в центре города в туннель. S-bahn, региональные поезда и «цуги» используют инфраструктуру железных дорог, причем с завидной частотой: интервал движения там составляет 10 – 15 минут, как и в Париже. Однажды в полночь на вокзале в Кельне автор этих строк наблюдал интересную картину. Не пустовал ни один из более чем десяти путей: сменяли друг друга простые электрички, двухэтажные поезда и «Сапсаны». С немецкой, так сказать, пунктуальностью – и это притом что пассажиров было немного.

Предложи мне кто-нибудь съездить в столь поздний час на электричке в Гатчину (замок тамошний посмотреть, благо недалеко он от Балтийского вокзала), я бы решил, что этот кто-то сошел с ума. Я же благополучно вернулся в аэропорт Дюссельдорфа из Кельна далеко заполночь: поезда шли как часы.

Причина такой транспортной благодати проста: в Германии общественный транспорт дотируется государством. Притом что разовый билет из Дюссельдорфа в Кельн (это 50 км) стоит 9 евро, эта сумма покрывает лишь половину реальных затрат. Удивительно другое: в Германии никто всерьез не думает, что общественный транспорт можно рассматривать как коммерческое предприятие. Это инфраструктура, как водопровод и канализация. Впрочем, это не мешает развитию в Восточной Германии сети частных электричек.

Рурские трущобы

Агломерационное мышление по-немецки не ограничивается развитием систем общественного транспорта (хотя именно поэтому людям незачем жить в центре мегаполиса, а можно расселиться в радиусе 50 км от офиса). Заслуживает внимания и практика реноваций депрессивных территорий. Был некогда в Дюссельдорфе старый порт, отживший свой век. И решил городской совет сделать там преуспевающий деловой район – общепринятый, как теперь говорят, тренд. В Петербурге начали бы искать инвестора, который за свой счет выкупит участки, очистит территорию, расселит ветхое жилье, построит бизнес-центры и уж потом что-то отдаст городу. Вот только инвесторов, готовых работать по такой схеме, в эпоху кризиса находится немного. Поэтому и стоят в центре Петербурга не расселенные коммуналки в доходных домах эпохи Достоевского.

Немцы делают иначе: из городского бюджета выделяются инвестиции, на которые выкупают землю и тщательно вычищают загрязненную территорию (грунт, кстати, везут на баржах в Роттердам, где есть завод по его очистке, а затем возвращают назад). После этого строят новые здания по проектам, наиболее понравившимся горожанам («шедевры тщеславия» наподобие 400-метровых башен на месте древнего поселения здесь не прокатят). И только потом распродают или сдают в аренду площадь, возвращая с избытком средства. Такие правила игры для Петербурга предлагал и профессор СПбГУ Герман Сунягин (см. номер нашей газеты за 6 мая 2009 г.).

Именно так в Дюссельдорфе возник модный деловой район Медиа-Гавань. Архитектура там современная, но облик города от этого никак не пострадал. Благо работали в Дюссельдорфе лучшие архитекторы современности – например, Френк Гери.

Некогда деревня на реке Дюссель (именно так переводится на русский Дюссельдорф) сегодня – финансовый центр Старого Света. На берегах Рейна разместились более трехсот банков, крупнейший выставочный центр Messe Dusseldorf, где ежегодно проводится 40 международных форумов. Здесь же находятся Дюссельдорфская биржа и штаб-квартиры множества крупных международных фирм (Vodafone Германия, Metro AG, ThyssenKrupp, E.ON, Rheinmetall, Henkel, и др.).

Высокое качество жизни, хорошая экосреда и возможности для бизнеса привлекают в Дюссельдорф молодежь: налогами здесь стимулируют строительство больших квартир, съемщиками которых становятся молодые семьи. В результате в этом городе на Рейне самый низкий среди мегаполисов Германии средний возраст жителей. Есть и другой интересный факт: в Дюссельдорфе – крупнейшая в Европе японская колония, что дало городу прозвище Ниппон-на-Рейне.

Подобный расцвет не стал следствием какого-нибудь «нефтедолларового дождя»: еще 30 лет назад Рур считался депрессивным промышленным районом. И немецкие федеральные деньги не сваливались манной небесной на Дюссельдорф: львиная их доля шла на развитие Восточной Германии. Причина «прорыва» рурской агломерации – в умении руководителей городов договориться друг с другом, их желание сделать жизнь людей удобнее. И, конечно, умение принимать верные управленческие решения – этого немцам не занимать.

Теплится, однако, надежда на передачу рурского опыта Петербургу. Ибо есть одна сакральная деталь в топонимике двух городов: в центре Дюссельдорфа вам покажут романтический парк с истоком небольшой местной речушки. Называется она Ландскрона – именно так именовался некогда город Ниен в устье реки Охты, предшественник Петербурга.

По иронии судьбы, именно на месте крепости Ниеншанц хотят возвести 400-метровый «храм тщеславия», а ведь вместо вертикали нашему мегаполису очень нужна горизонталь – петербургская агломерация, где электрички тоже ходят каждые 15 минут.

Оригинал публикации: http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10258151@SV_Articles

Прошу комментить.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments