Иван Денисенко (ivanden) wrote in kraeveds_spb,
Иван Денисенко
ivanden
kraeveds_spb

Categories:

В тёмных комнатах северо-западного ризалита

В двадцать девятый день февраля занесло меня под крышу Зимнего дворца, и это, скажу я вам, полный восторг и несказанная удача. Тайная вселенная в стороне от проторенных туристских троп, совсем близко, совсем незаметно.

Сергей Маценков, научный сотрудник отдела истории и реставрации памятников архитектуры прославленного музея и автор книги «Чердаки Эрмитажа», согласился показать лабиринт, где не ступала нога туриста.

Мы свернули с площади во двор, заполненный посетителями, воронами и снегом. Далее – служебный вход, лифт, четвёртый этаж. А потом открылась неприметная дверь – и мы сразу оказались по ту сторону бытия.


Кованая дверь на чердаке Большого Эрмитажа. Кон. XVIII - пер.пол. XIX вв.

Гигантский кирпичный организм, прошитый несчётным количеством стяжек и ферм, заполненный каркасами и переходами. Плоть, созданная руками разных эпох. Свежие пятна замурованных проходов чередуются с чёрными пробоинами. Коррозия и щербины соседствуют со следами недавней краски.

Этот организм спаян из разнородных и разновременных фрагментов. В этой ткани повествования есть место разным временам и разным людям, здесь все – и люди, и времена – оставили свои следы. Бредя вдоль чёрного леса шпренгелей, интересуюсь насчёт барабашек и непременного фантома Анны Иоанновны.

- Ничего такого не видел, – смеётся Маценков. И добавляет полушутя: – По вопросу полтергейста надо к безопасникам обратиться, это же они по ночам вахту несут.


Чердак Большого Эрмитажа.

Здесь легко заблудиться. Окна закупорены, двери закрыты. Кое-где виднеются следы, на стенах иногда возникают старинные таблички с названием комнаты, находящейся под ногами, внизу, за толстым слоем перекрытий, за кирпичами, глиной, войлоком, профилями и обрешёткой.

Пространство, условно разбитое на четыре сектора – ризалита, прошито металлической паутиной. Фермы тянутся из зала в зал, они нескончаемы, на них держится крыша. Человеческий разум с прицельной точностью исчислил этот орнамент, простреливающий воздух трубами и полосками из кованого и прокатного металла. Чтобы подойти к стене в этом царстве геометрии, надо пригибаться, выпрямляться, переступать, перешагивать.

В 1840-х перегородок было меньше, и однажды конструкции не выдержали, рухнули под давлением снегов и дождей. Потолок просел ровно по центру Тронного зала, мощным вздохом вышибло двери. После этого в чердачном мире выросло множество перегородок, нагрузка была перераспределена. А сохранившиеся конструкции были укреплены с помощью огромного количества винтовых домкратов.


Чердак над Гербовым залом Зимнего дворца.

Впрочем, перегородки стали расти чуть раньше – после страшного пожара, который три дня пожирал дворец и не успокоился, пока не выжрал всё. В декабре 1837-го мёртвый остов здания лежал посреди площади, застывшей в тягостном молчании, в воздухе порхали чёрные бабочки пепла. На чердаке не было брандмауэров, огонь летел, не встречая преград.

В Зимнем дворце всегда жило множество людей, в иные периоды до трёх тысяч. Большое количество народа из числа прислуги обитало в чердачном мире. Здесь были жилые сооружения, велось хозяйство, содержались домашние животные и птицы – свиньи, козы, куры, гуси. Сохранилось упоминание даже о корове. Люди отступали перед огнём, оставляя животных. Огонь поглотил эту страшную жертву.

Тропинка петляет и разветвляется, уходит в тёмные проёмы, ныряет под арки, взбегает по решётчатым мостикам и железным лесенкам, чьи ступеньки закреплены старыми гайками с квадратными шляпками. Сергей Анатольевич идёт уверенно – с 1989 года он изучил это пространство, как свои пять пальцев. Иногда здесь обнаруживаются приветы из прошлого: инструмент, столовые приборы, осколки и черепки. Всё это стараниями Маценкова собирается в отдельную экспозицию. Музей в музее.


Чердак над Иорданской лестницей Зимнего дворца.

Несколько лет назад в одном из чердачных помещений при вскрытии пола обнаружили настоящее сокровище – стопку документов. Письма, дневники, визитки пушкинской эпохи. Красный сургуч на конвертах, пожелтевшая бумага, бисерные русские и французские буквы.

Полы отражают потолки, это такое своеобразное зазеркалье. В каждом зале свой потолок – где обычный, где купольный, где ещё какой. В каждом чердачном помещении – свой пол. В одном месте он «проваливается», в другом – сферически проступает, точно огромная окаменевшая скорлупа.


Чердак над Белым залом Зимнего дворца.

Вдоль стен – тёмно-рыжие пятна. Это скрепы, держащие карниз. Некоторые из них вполне крепки, некоторые шелушатся. Время медленно и неуклонно отщипывает пласты истлевшего металла. Скрепы устанавливали при строительстве дворца, они изначальны и удостоверяют возраст здания.

- Сертификат подлинности, – торжественно говорит Маценков.

Постоянно встречаются крепления с клеймами, знаки разнообразны и расшифрованы лишь отчасти. Скажем, вот рельс Путиловского завода, с ним всё ясно, маркировка читается. Вот рассекающий арочный проём рельс Круппа, того самого, из чьих орудий потом фашисты расстреливали Эрмитаж. А вот нечто непонятное: слева вроде бы якорь, справа вроде бы Z, а точнее и не сказать. Точно так же не установлено назначение многих колец, цепей, крючков, торчащих из старого кирпича, в углах, в арочных сводах.


Клеймо на скрепе. Чердак Зимнего дворца над юго-восточным ризалитом.

Из темноты выныриваем в помещение, которое кажется светлым. Здесь есть несколько маленьких окошек, спрятавшихся под высоким потолком, белые крашеные стены и лампа. По центру – длинный прут в крепких объятиях креплений. Это – «корни» 14-метрового флагштока. Прут сделан из нержавейки несколько лет назад, клёпаные швы прежней конструкции не выдержали натиска десятилетий.

Узкая высокая лестница, расположенная рядом, ведёт к наглухо закрытой двери. Там – часовая будка. Большие шестерёнки деловито прокручивают эпоху, зубчик за зубчиком. За дверью раздаются мерные щелчки, раз в полчаса – мелодичный звон. Мы услышим его несколько раз, пока будем бродить тёмными залами, ощупывая стены фонариком.


Основание флагштока на чердаке Зимнего дворца с удерживающими конструкциями.

За полтора часа мы успеваем посетить лишь несколько помещений в северо-западном ризалите. Трудно представить, сколько потребовалось бы времени, чтобы просто обойти весь чердак, не останавливаясь, пытаясь на ходу расшифровать знаки и разглядеть под ногами приветы из прошлого.

А потом – снова неприметная дверь, один шаг – и мы уже в привычном мире. Лифт, первый этаж, служебный вход. Двор в туристах, воронах и снегу. И яркое нестираемое воспоминание о черноте, зияющей в кирпичных арках, и глубине, сквозящей отовсюду.


Чердак над Предсоборным залом Зимнего дворца. Лестница на колокольню.


Повреждённая взрывом железная дверь на чердаке над Министерским коридором Зимнего дворца.

P.S. И да: приведённые здесь снимки предоставлены Сергеем Маценковым, сделаны фотографами музея и опубликованы в книге «Чердаки Эрмитажа» (издательство Государственного Эрмитажа, 2011). Моя «мыльница» попросту не выдала бы хорошее качество в чердачном полумраке, да и потом, сами понимаете, дворцовый чердак – стратегический объект, а зачем тратить время на согласование неудачных кадров?


Subscribe

  • Петербург. Осиновецкий редут.

    На мое пятидесятилетие мне подарили квадрокоптер. Естественно, у меня возникло желание его опробовать, а самой удачной целью для квадрокоптера…

  • Дореволюционный Петербург.

    Еще одно пополнение моей коллекции открыток: Далее в моем блоге...

  • Ленинград. 1964

    Приобрел в коллекцию любопытный набор открыток с видами Ленинграда. Набор хорош тем, что многие виды в нем нетиповые, а на сфотографированных улицах…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Петербург. Осиновецкий редут.

    На мое пятидесятилетие мне подарили квадрокоптер. Естественно, у меня возникло желание его опробовать, а самой удачной целью для квадрокоптера…

  • Дореволюционный Петербург.

    Еще одно пополнение моей коллекции открыток: Далее в моем блоге...

  • Ленинград. 1964

    Приобрел в коллекцию любопытный набор открыток с видами Ленинграда. Набор хорош тем, что многие виды в нем нетиповые, а на сфотографированных улицах…