Андрей Мерянин (merjanin) wrote in kraeveds_spb,
Андрей Мерянин
merjanin
kraeveds_spb

Матвеев А.К. К проблеме расселения летописной мери.

Матвеев А.К. К проблеме расселения летописной мери.

Проблема этнической принадлежности летописной Мери, несмотря на многолетние исследования, еще далека от решения. Мало кто сомневается в финских истоках мерянского этноса. Но была ли Меря волжско-финским народом, находилась ли в близком родстве с прибалтийскими финнами или являлась каким-то особым промежуточным финским этносом - на эти вопросы пока нет ответа.

Благодаря археологическим раскопкам мы достаточно хорошо представляем образ жизни и хозяйствования Мери, а также этапы развития мерянского этноса и его обрусения (прим. 1). Б
ольшинство археологов считает Мерю сильно расчлененным в этническом и диалектном отношениях волжско-финским народом. От лингвистов, изучающих сохраненные русским языком реликты мерянской речи, зависит окончательное решение вопроса.

В мерянской проблеме два основных направления поиска: определение места Мери и мерянского языка среди финских народов и языков и установление территории ее расселения


Решение первой задачи зависит прежде всего от количества и качества лингвистических источников, а также от адекватности принципов и методов исследования. Начиная с XIX в. в качестве основного источника информации о мерянском языке использовалась субстратная топонимия, распространенная на территории древних мерянских земель. Однако даже самые осведомленные и методически подготовленные исследователи имели в своем распоряжении относительно небольшой и не всегда качественный материал. Отсюда неаргументированные выводы и противоречивые суждения.

В качестве источника изучения мерянског
о языка перспективно рассматривать заимствования в русских говорах и изучение географических названий: они многочисленны, системны, точно привязаны географически и легко распознаются как мерянские. Методика изучения субстратных топонимов также достаточно хорошо разработана. Поэтому можно надеяться, что по завершении сбора топонимического материала проблема лингвоэтнической идентификации мерянского языка будет решена. При этом и достоверно установленные мерянизмы русских говоров найдут свое место в процессе реконструкции языка.

http://i070.radikal.ru/1003/8d/355418b082d4.gif

Карта 1. Мерянские индикаторы в топонимии южной части РС.

Есть и вторая важная задача - установление границ расселения Мери. Постановке этой задачи и поиску путей ее решения и посвящена статья. Вообще говоря, территория, освоенная летописной мерей, давно определена. Иногда ее называют "историческими Мерянскими землями" (ИМЗ), включая в них современные Владимирскую, Ивановскую, Ярославскую области, восточную часть Московской и западную часть Костромской. Считается, что "костромская" Меря вторична по отношению к "центральной" (прим. 3). Хотя для этого предположения есть основания, вряд ли следует совсем обособлять костромскую Мерю, поэтому занятая ею территория обычно включается в ИМЗ, образуя их северо-восточную периферию.

Этот уже утвердившийся взгляд на расселение Мери основывается на исторических сведениях, извлеченных из русских летописей, археологических материалах, а также на распространении этнотопонимов, содержащих этноним Меря. Дальнейшего обсуждения требуют, однако, северные пределы расселения Мери, которые "по определению" условно проводятся по северным границам Ярославской и Костромской областей. Прежде всего следует вспомнить о "Мерянской гипотезе" финского ученого Я. Калимы, справедливо указавшего на совпадение или близкое сходство некоторых гидронимов
ИМЗ, мерянских по его мнению, с географическими названиями Русского Севера (РС) (прим. 4). Эти соответствия рассматривались им как результат переноса мерянской топонимии русскими в ходе освоения РС

Так, возможность переноса названий
ИМЗ на РС подтверждается островом мерянской топонимии с ярко дифференцирующим гидроформантом - енгарь (ср. марийск. эн-ер "речка") в среднем течении реки Устья на юге Архангельской области (карта 1). Географические названия среднеустьянского микрорегиона уже были подробно охарактеризованы (прим. 5), поэтому ограничимся здесь указанием на довольно позднее происхождение местной мерянской топонимии, связанной скорее всего с переселением какой-то части Мерян в процессе "ростово-суздальского" освоения важского края ("низовской" колонизации) (прим. 6). Важно подчеркнуть также, что на Устье Меряне, говорившие, по нашему мнению, на одном из древних волжско-финских языков, близком к марийскому, могли подселиться к родственному "севернофинскому" населению (прим. 7).


Из коллекции археологии. Привески с шумящими подвесками. Бронза. VII – XI вв.

Существование этого островного топонимического микрорегиона само по себе еще не является основанием для переноса границ мерянского расселения к северу, однако наблюдения Калимы, среднеустьянский микрорегион и так называемые "ростовщины" РС 8 свидетельствуют о возможности миграции мерянского этноса в северном направлении. На это же, по существу, указывает предположение о вторичности костромской Мери. Поэтому и целесообразен поиск мерянских следов на территориях, непосредственно примыкающих с севера к ИМЗ, т. е. современных Вологодской и юге Архангельской областей.

Уточнение северных границ расселения мери должно осуществляться комплексным путем: как по историческим и археологическим сведениям, так и по лингвистическим данным - русской этнотопонимии и собственно мерянским топонимическим реликтам. Именно при решении этого вопроса перспективны контакты археологии и лингвистики, которые могут объединиться на общей базе - картографировании - и тем самым направлять и корректировать совместные поиски.


Однако пока мы не располагаем какими-либо историческими сведениями о пребывании Мери на территориях к северу от
ИМЗ, а доступный нам археологический материал, который может быть истолкован как мерянский, относится лишь к одному виду источников - украшениям (подвески-коньки, треугольные подвески) - и только к одному месту - истоку Шексны у Белого озера (прим. 9), так что еще неизвестно, действительно ли он принадлежит собственно мере. Этнонимы и этнотопонимы, прямо указывающие на мерю, как это находим на территории ИМЗ, включая Костромской край, между Белым озером и Северной Двиной тоже пока не обнаружены. Зато топонимические факты достаточно красноречивы, и они должны с течением времени или найти подтверждение в археологическом материале и рассматриваться как мерянские, или получить какое-то другое объяснение, тем более что характер предполагаемого освоения Мерянами более северных земель далеко не ясен и столь же трудно решить вопрос о том, когда расселялась здесь меря - в период ее контактов с русскими или раньше.

Следует все же заметить, что еще не совсем утрачена надежда обнаружить на исследуемой территории этнотопонимы, производные от Меря, поскольку одно такое
название - Мерьские болота - записано в Красноборском районе Архангельской области на правом берегу Северной Двины, но в относительной близости от позднемерянского микрорегиона на средней Устье (см. карту 1). Для этого этнотопонима находятся надежные соответствия в ИМЗ: Мерские болота в Мантуровском районе Костромской области и болотце Мерьское в документе 1504 г., относящемся к Звенигородскому уезду. Зафиксированы еще названия ручья Мерьков в Вилегодском районе Архангельской области и луга Меричевых Чища в Шекснинском районе Вологодской, но если эти топонимы и связаны по происхождению с этнонимом Меря, то лишь опосредованно через антропонимы Мерько (ср. Варяжко) и Меричев (<* Меричи), а этноантропотопонимы обычно не являются надежными этническими индикаторами. Кроме того, название ручья Мерьков может восходить и к русскому Мерька (от личного имени Меркурий).

Примечателен и другой факт из области этнической ономастики. При полном отсутствии этнотопонимов, образованных от наименования меря, в бассейнах Юга и Сухоны засвидетельствован ряд названий, производных от этнонима Черемис ( Черемиска, Черемиски, Черемисские и т. п.), а еще далее к северу близ "Мерянского треугольника" в бассейне средней Устьи жителей двух смежных сел Дмитриево и Кырканда до сих пор именуют Черемисами (см. карту 1).

http://www.kotelnich.info/museum/kkm/osnovan.jpg

Этнотопонимы с основой черемис- в бассейнах Юга и Сухоны скорее всего действительно связаны с проникновением в эти районы из Поволжья каких-то, видимо, незначительных групп марийцев: во всяком случае пока здесь не обнаружена марийская топонимия. Напротив, былая этническая принадлежность носителей коллективного прозвища Черемисы в бассейне Устьи более проблематична: можно думать, что сюда переселилась достаточно крупная группа какого-то волжского населения, но при полном отсутствии марийских названий в этих местах широко представлены мерянские.

Автор далек от мысли отождествлять Мерю и Мари (черемисов), хотя, как уже было сказано, считает Марийцев наиболее близким к Мере финно-угорским народом.
Допустимо, однако, что необыкновенно быстрое исчезновение Мери со страниц средневековых  летописей связано не только с ее славянизацией, но и с перенесением на ассимилируемых Мерян наименования этнически и лингвистически наиболее близкого и притом территориально смежного народа - Черемисов. В те времена такие переносы были очень широко распространены. Несмотря на многочисленные попытки отделить этнонимы меря и мари друг от друга, есть все же намного больше оснований видеть в них фонетические варианты одного слова, что также подкрепляет предположение о возможности переноса этнического названия черемисы на мерян в позднее время.

Картинка 2 из 5083
Синий камень на Плещеевом озере

Некоторые факты собственно русской топонимии более определенно указывают на наличие общего этнического субстрата в ИМЗ и южной части РС. Таковы названия камней и урочищ Синий камень, которые давно обратили на себя внимание краеведов и археологов на территории Ярославской области и единодушно увязываются с мерянским языческим культом. Недавно они были изучены А. Алквист и тоже рассматриваются как сакральные (прим. 10). Есть подобные названия и в западной (мерянской) части Костромского края и на РС, где их распределение специфично (см. карту 1): семь микротопонимов Синий камень в бассейне средней Устьи, четыре в Вельском районе Архангельской области и два в Верховажском районе Вологодской (всего 13) явно образуют одну общую зону в бассейне Ваги

Далее читать здесь 
- http://merjamaa.ucoz.ru
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments