?

Log in

   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Он открыл миру "Слово о полку Игореве", а мы не можем открыть ему мемориальную доску... - Санкт-Петербург

moykariverфев. 14, 2017 01:48 am Он открыл миру "Слово о полку Игореве", а мы не можем открыть ему мемориальную доску...


ФОТО Сергея Метелицы/ТАСС

На 200-летие кончины Алексея Ивановича Мусина-Пушкина (1744-1817), которое приходится на 13 февраля, газета "Санкт-Петербургские ведомости" откликнулась интервью своего обозревателя Сергея Глезерова с директором Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН, членом-корреспондентом Российской Академии наук Всеволодом Багно. Приводим его полностью.

Сегодня исполняется двести лет со дня кончины известного государственного деятеля и коллекционера Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. В русскую культуру он навсегда вошел как человек, открывший миру "Слово о полку Игореве". Уже много лет Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН добивается установки на доме № 104 по набережной реки Мойки, где жил Мусин-Пушкин, мемориальной доски в его честь. Однако, как это ни удивительно, чиновники проявляют в этом вопросе необъяснимую непоследовательность. О сути проблемы нам рассказал директор Пушкинского Дома член-корреспондент РАН Всеволод БАГНО:

- Алексей Иванович Мусин-Пушкин - личность в высшей степени достойная нашей памяти. Собиратель, исследователь и первый публикатор обнаруженных им памятников древнерусской письменности. При его участии в конце XVIII века были опубликованы открытые им ценнейшие рукописи: Русская Правда, Повесть временных лет в составе Лаврентьевской летописи, Слово о полку Игореве.


Граф А. И. Мусин-Пушкин (1744-1817)

Уже современники Мусина-Пушкина понимали, что его коллекцию следует рассматривать не как личное достояние библиофила, а как национальное сокровище, ставшее основой для исторических и литературоведческих исследований российских ученых.

Коллекция Мусина-Пушкина первоначально хранилась в Петербурге в доме на набережной реки Мойки, в котором он жил до своей отставки с должности обер-прокурора Синода и переезда в Москву. Как доказали, основываясь на архивных документах и планах города, авторитетные петербургские историки (в их числе Елена Краснова и Евгений Анисимов), кабинет хозяина дома с его коллекцией находился в маленьком флигеле, выходящем на Мойку и позже, в середине XIX века, встроенном в современный дом № 104 (шесть правых окон первого этажа дома).


Вид на дом 104 по набережной реки Мойки со стороны Краснофлотского моста. Фото 2016 года.

Идею установить мемориальную доску еще в 1990-е годы выдвигал Дмитрий Сергеевич Лихачев, на ней в 2000 году настаивал Институт русской литературы во время празднования двухсотлетия со дня первого издания Слова о полку Игореве, на котором, кстати, присутствовали многие потомки графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. В итоге в апреле 2015 года (в Год литературы) предложение Пушкинского Дома было рассмотрено на заседании совета по мемориальным доскам при правительстве города. Был утвержден текст:

«Здесь с 1782 по 1798 год жил государственный деятель и собиратель древностей Алексей Иванович Мусин-Пушкин, первый исследователь и издатель Слова о полку Игореве».


Санкт-Петербург, набережная р. Мойки, дом 104

В установленном законом порядке комитет по культуре подготовил проект соответствующего постановления городского правительства и направил его в профильные исполнительные органы власти. В том числе в комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП), который оперативно его согласовал.

Увы, вопреки ожиданиям в Год литературы мемориальная доска на фасаде дома так и не появилась. И в следующем, 2016-м, году инициаторам ее установки пришлось вновь готовить пакет документов. Однако на этот раз КГИОП неожиданно отказался согласовывать утвержденный прежде им самим проект постановления и предложил внести изменения в текст на доске - уточнить, что Мусин-Пушкин жил не в ныне существующем здании, а в том, что стояло на этом месте.

Однако, во-первых, это не так (историческая часть дома конца XVIII века сохранилась), а во-вторых, подобная формулировка вообще лишает вопрос установки мемориальной доски первооткрывателю Слова о полку Игореве правовых оснований. Ведь, согласно городскому закону, ее установка на фасаде здания, полностью утратившего свой облик, соответствующий времени события или периоду жизни увековечиваемой выдающейся личности, не допускается...



Вот вид со стороны двора того самого каменного флигеля времён Мусина-Пушкина, включённого при перестройке 1840-х годов в состав ныне существующего дома 104 частью его первого этажа, с сохранившимся аутентичным декором середины XVIII века с стиле "нарышкинского барокко", выходящего лицевым фасадом на набережную Мойки.

Необъяснимая коллизия! И в то же время в июне прошлого года губернатор города подтвердил, что мемориальная доска на фасаде здания на наб. р. Мойки, 104, будет установлена...

На мой взгляд, сложившаяся ситуация требует вмешательства руководства города, чтобы память о Мусине-Пушкине все-таки была увековечена. Нелишне напомнить, что речь идет о человеке, создавшем одну из самых знаменитых в России библиотек и древнерусских рукописных собраний, «любителе древностей российских», члене Императорской Российской академии, обер-прокуроре Святейшего синода, президенте Академии художеств.

Вся его жизнь была пронизана стремлением найти в древностях свидетельства богатства и поступательного исторического развития России. «Цель его деятельности была не просто научная, а нравственно-патриотическая», - писал Василий Ключевский. Но лучше всего об этом на склоне лет написал сам Мусин-Пушкин: «Любовь к Отечеству и просвещению руководствовала мною к собранию книг и древностей, а в поименных изданиях моих единственную имел я цель: открыть, что в истории нашей поныне было в темноте, и показать отцов наших почтенные события и нравы».

Источник: С. Глезеров. Он открыл миру «Слово о полку Игореве» / Санкт-Петербургские ведомости, 13.02.2017


См. также: "Поучение Владимира Мономаха" хранилось в доме Мусина-Пушкина на Мойке 104
См. также: Почти невероятный случай на Мойке
См. также: Как комиссия КГИОП устанавливала историко-культурную ценность дома Мусина-Пушкина


Оставить комментарийPrevious Entry Поделиться Next Entry